//   Погода:
Новости

Пруды забытых селений

В старину во всевозможных перечнях сельских населенных пунктов обязательно указывался источник водоснабжения: реки, озера, пруды, ручьи или колодцы. Во Владимирской губернии, в том числе и Вязниковском уезде, села и деревни чаще всего стояли именно при прудах. И сегодня, когда сотни селений нашего края пропали безвозвратно, об их прежнем существовании нередко напоминают лишь находившиеся ранее при них водоемы, чаще всего, пруды. Пруды мало подвержены влиянию времени. И если посреди чистого поля, вдруг, встретится, словно оазис в пустыне, прудик в окружении старых ив и кустарника, можно считать, что, с большой долей вероятности, это –  «памятник» навсегда исчезнувшей деревне.

 Сельские и деревенские пруды на Владимирщине можно разделить на три основных типа: родниковые, в запруженных долинах при плотине и копаные. Первые из них — наиболее распространенные. Они, как правило, образовались естественным путем. Вода из забившего в низине ключа заполняла природное углубление, образуя небольшой водоем, постоянно питая его.

Порой крестьяне, желающие получить пруд при своем селении,  устраивали плотину в «мокром месте», в «потной» низине, где обычно сочился еле-заметный ручеек, а по весне образовывались временные потоки талой воды. Со временем при такой плотине получался пруд. Сохранялся он до тех пор, пока плотина была в исправности. Нередко пруды подобного типа создавались по инициативе местных помещиков. При этом плотины часто обсаживались деревьями, а аллеи, идущие вдоль берега, становились синтезом бульвара и набережной.

Наконец, значительную часть прудов, особенно в тех местах, где отсутствовали даже небольшие естественные источники водоснабжения (такие места наши предки называли «суходолами»), составляют водоемы, специально выкопанные селянами. Их характерная примета — ясно видимые насыпи из грунта, вынутого из котлована, вырытого под пруд. Место для копания пруда обычно выбирали мастера-колодезники, которые «чувствовали» воду, находящуюся неглубоко под поверхностью земли. Таким образом, при рытье пруда обычно затрагивали ключи, которые потом и снабжали его водой, благодаря чему водоем не пересыхал даже в самую знойную летнюю пору. Большинство подобных прудов, выкопанных нашими предками в XIX и даже в XVIII столетиях, благополучно существуют до сих пор. Именно к такому типу относится большинство прудов, которые были при ныне пропавших деревнях.

Наглядным примером естественного пруда можно назвать водоем при деревне Озерки Вязниковского уезда и района, расположенный в низине, которой завершается огромный овраг, известный по владельческим грамотам еще со времен отца Ивана Грозного, великого князя Василия III Ивановича. Собственно, по этому пруду или озерцу Никольское, как его именовали в старину, деревня и получила свое название. Однако к началу 1990-х г.г. Озерки прекратили свое существование в качестве населенного пункта (хотя формально до сих пор числятся в качестве деревни Сарыевского сельского поселения), а вот пруд, хотя и изрядно обмелевший, там остался до сих пор. Есть в Вязниковском районе и другие Озерки — это название базы отдыха близ трассы М7, которая тоже возникла при прудах или озерцах.

Еще одним «говорящим» названием, указывающим на нахождение селения при пруде, является наименование деревни Прудищи на восточной окраине Ковровского района, которая находится неподалеку от Мстеры. Как очевидно из названия, которое существовало еще и в XVI столетии, деревня Прудищи получила свое название от пруда, при котором она стоит до сих пор. Таким образом, этот пруд является одним из наиболее старых прудов Владимирского края, чей возраст подтверждается документально.

Любопытно, что если Прудищи — название древнее, то имя вязниковской деревни Зеленые Пруды Степанцевского поселения, наоборот, совсем молодое. Так власти в 1966 году переименовали прежнюю деревню Горелые Рылухи из-за неблагозвучия старого названия.

Подчас прудов в селе или деревне имелось несколько. Например, в селе Павловское близ границы Ковровского и Вязниковского районов, где сейчас создан музей «Усадьба двух генералов», прудов было два: безымянный, использовавшийся для хозяйственных надобностей и Красный — оттуда брали питьевую воду и за его чистотой следили всем селом, купаться там категорически запрещалось.

Ярким образцом пруда при плотине является водоем при ныне несуществующей деревне Мостовиха на границе Вязниковского и Ковровского уездов. Мостовиха когда-то получила свое название из-за «моста», как прежде местные крестьяне называли большую плотину. Построили эту плотину еще в XVII столетии по приказу местных вотчинников князей Ромодановских, центром владений которых была слобода Мстера.

Еще один пруд плотинного типа сохранился, хотя и сильно зарос, в селе Русино соседнего Ковровского района. Он был устроен по приказу местных помещиков Владыкиных. Плотина была обсажена ивами, которые ныне почти все отжили свой век и попадали. Когда-то под их сенью, любуясь на зеркальную водную гладь, прогуливалась избранная публика, в том числе владимирский губернатор и писатель начала XIX века князь Иван Михайлович Долгоруков, жена которого Аграфена Алексеевна была родной сестрой хозяйкой русинской усадьбы Евдокии Алексеевны Владыкиной. А еще одна их сестрица – Надежда Алексеевна Нестерова – была хозяйкой в усадьбе Барское Татарово Вязниковского уезда.

Плотинный пруд также имеется, к примеру, в бывшем сельце Жолобово — ныне деревня Паустовского сельского поселения, где в старину находилась усадьба Ознобишиных.

Больше всего прудов копаных. Среди них есть весьма крупные по размерам, образующие  целые каскады. Наглядный тому пример пруды в усадьбе Рагозиных в селе Черниж Суздальского района, что в 5 километрах от Суздаля. Там каскад прудов протянулся через все селение, создавая красивейший пейзаж. Для того, чтобы устроить подобную красоту,  потребовался тяжелый труд многих сотен крепостных крестьян.

Пруды нередко напоминают о старых несохранившихся усадьбах. Например, такой пруд имеется на месте несуществующей ныне деревни Филипповка Вязниковского района – на территории нынешнего Степанцевского сельского поселения, где во второй половине XIX века находилась усадьба князей Голицыных.

Но еще чаще пруды являются памятниками сгинувшим деревням. И сколько всего таких «осиротевших» прудов на нашей земле, пока еще никто не считал…

Николай ФРОЛОВ.

Источник: Газета “Районка, 21 век” №36 (452) от 19 сентября 2019 года.

Поделиться новостью

Добавить комментарий