//   Погода:
Город поэтов

Борис Симонов

Увеличить картинку

Поэт с Рабочей улицы
Детство Бориса Тимофеевича Симонова прошло на городской улице, которая носит имя Рабочая. Обычная, деревенского облика улица с домами-крепышами, а вот люди там жили не совсем обычные – самые разные и интересные. Потом, уже во взрослой жизни, Борис Симонов запечатлел некоторых из них в своем стихотворении «Воспоминание о Рабочей улице».
А летний вечер теплый, длинный,
Шумят мальчишки в том конце.
И Боря Хватов с мандолиной
Грустит о чем-то на крыльце.
Подобных стихов, с конкретными ситуациями и легко узнаваемыми людьми, наш земляк написал много. Некоторые из них прозвучали на вечере, посвященном 80-летию Бориса Тимофеевича Симонова, он прошел в Музее песни ХХ века. Об его творческом пути говорила главный библиотекарь Центра «Интеллект» В. В. Ковригина. Уже в те, по сути детские годы, сказала она, у Симонова накапливались житейские впечатления, чуть позже появилась потребность выразить их поэтическим словом. Первое опубликованное письмо датировано 1946 годом (будущему поэту – девятнадцать) и называлось «Письмо матери».
В общем-то, в половине стихов Бориса Симонова запечатлена его собственная биография. – Его стихотворения полны конкретными лицами, фактами, событиями. Потому автор и лирический герой тесно связаны, чаще всего поэт описывает то, что пережил сам, что в это время чувствовал.
Желание высказаться, сообщить читателю то, что ему известно одному, появлялось у Симонова все чаще, все настойчивее, и одна за другой стали появляться книги – «Зерна на ладони», «Журавушка», «Пахнет соснами Россия»… Самобытный поэт из Вязников приходил к читателю как к своему дорогому, близкому и уважаемому другу, кривить душой перед которым невозможно. Он надеялся при этом на поддержку и сопереживание и получал их. И читатель находил в стихах ответы на свои сокровенные вопросы о жизни, о судьбе, об общечеловеческих ценностях, получал заряд оптимизма и мужества, сил и энергии, так необходимые каждому…
И пришло к Борису Симонову подлинное признание: в 1977 году его приняли в члены Союза писателей СССР.
Повествование о творческом пути Б. Т. Симонова продолжила ведущая вечера, директор Музея песни Л. В. Антонова. «Общественное признание его мастерства окрылило поэта, он более увлеченно продолжал несуетное над каждой поэтической строкой. И его стихи несли людям живое, зачастую выстраданное слово их создателя, были наполнены глубокой мыслью. Шло уверенное возмущение чувств автора, что наглядно подтверждало правильность выбранной им творческой дороги».
«Поэт сердцем усвоил, – продолжала Л. В. Антонова, – что родина – понятие не просто географическое, но и глубоко духовное, и он – может быть, не всегда осознавая это – передает такое же восприятие другим, более молодым поколениям. Как раз эта гражданская зрелость выгодно выделяет Симонова из среды других владимирских поэтов».
«Борис Тимофеевич помогал другим поэтам обрести свое творческое лицо», – дополнил В. С. Петров, постоянный участник занятий Вязниковской литературной группы.
Неоспоримая музыкальность стиха Симонова делает его слова глубоко эмоциональными и проникновенными, это самый благодатный материал для песен. В тот день были спеты «Приезжайте в наши Вязники» и «Рябина». Была исполнена и песня «Белая вишня», песня-баллада, которую хотелось слушать еще и еще раз, вовсе не современная однодневка. Естественно, звучали стихи, дочь поэта Т. Б. Галичева дарила исполнителям книгу избранной лирики юбиляра «С тобой, Россия».
Борис Тимофеевич Симонов в детстве очень много времени проводил в доме деда, в деревне Быковка. Это было счастливое для него время, когда без конца можно слушать сказки, запускать планеры с Прямой горы, просто любоваться отсюда заречьем. Об этом периоде жизни присутствующим напомнила А. Л. Еремина, она еще раз подчеркнула, что он дал многочисленные темы для стихотворений Симонова, взять хотя бы ту же «Прямую гору», на которой живут прямые люди. Не однажды поэт оглядывался на свою молодость и писал стихи, полные светлой грусти и подкупающей правдивости, как, например, то, что посвящено Маю Лебедеву («Я помню ребячью возню на лугу…»).
Завершая состоявшийся разговор, Л. В. Антонова высказала пожелание, чтобы в Вязниках рождались новые мастеровитые поэты. К счастью, рождаются.
Н. СОЛОВЬЕВ.
По материалам газеты “МАЯК”

МОНА ЛИЗА
Я любил. Было счастье мне взглядом обещано.
Я сгорал от любви. От шального огня.
Мона Лиза — святая, чистейшая женщина,
Улыбаясь, глядела с холста на меня,
Я обманут был. Горечь — в душе,
В жизни — трещина.
Я шатался угрюмый, все в мире кляня.
Мона Лиза — коварная, хитрая женщина.
Улыбаясь, глядела с холста на меня.

ЖУРАВУШКА
В позднем золоте дали,
Рожь с полей увезли.
На заре отправлялись
В дальний путь журавли.

Голос, грустный и звонкий,
Долетел до села.
У ограды девчонка
Рябину рвала.

И, ладошку приставив
К бровям козырьком,
Засмотрелась на стаю
И вздохнула тайком.

То ли ей загрустилось?
Примечталось ли ей?
И она припустилась
Догонять журавлей.

В небе эхо дрожало,
А она, как во сне,
Вслед за стаей бежала
По колючей стерне.

Я СО ВСЕМИ ХОЧУ ПОМИРИТЬСЯ…
Хорошо у костра ночью темной;
Света маленький шаткий кружок,
А за этим кружком мир — огромный,
Полный схваток, забот и тревог.

Я немало ошибок наделал,
И всегда у костра, в тишине,
Как судья, беспристрастно и смело
Эта дума приходит ко мне.

Вспоминаются строгие лица,
Разговоров крученая нить.
Я со всеми хочу помириться
И спокойною жизнью зажить.

Звезды тают и гаснут. Зоряет.
Но рассвет, поджигая кусты,
Снова в сердце моем разоряет
Наведенные за ночь мосты.

Поделиться новостью

1 комментарий:

Добавить комментарий