//   Погода:
Город поэтов

Александр Максимов

Увеличить картинку

АЛЕКСАНДР МАКСИМОВ. Родился в Благовещенье 7 апреля 1947года в селе Рябинино Юрьев-Польского района. В Бавленах закончил среднюю школу, а в 1969 году филологический факультет Владимирского педагогического института. В 1969-1972 годах учитель русского языка и литературы Нововязниковской средней школы. В 1972-73 гг. служил в армии на Камчатке. Капитан запаса. В 1973-1980годах заведующий отдела культуры и быта газеты “Маяк”. Ныне независимый поэт. Стихи пишет с четвертого класса. Печатался с 1965 года: в газетах “Маяк”, “Комсомольская искра “, “Призыв”, “Камчатский комсомолец”, “Суворовский натиск” и других газетах. Лауреат и победитель нескольких фатьяновских конкурсов поэзии. Любимые темы: родной край и краеведение, любовь, современная публицистика.

УТРО РОССИИ
Весь испоганен Сталин,
Вовсю ругаем Брежнева.
Добрее мы не стали,
Живем же хуже прежнего.
Сердца стучат все глуше,
Гнетут тоска, тревога:
” Спасите наши души!”
Мы умоляем Бога.
Живем воспоминаньями,
Благая весть все дальше,
Не грезим мирозданьями,
В словах все больше фальши.
А ведь еще не вечер-
Пора вершить дела,
На вселюдское вече
Зовут колокола.
Россию мы обидели;
Спасут ее, как прежде,
Не клятвы в изобилии,
А Вера и Надежда.

СМУТНОЕ ВРЕМЯ
Обезглавленные церквушки,
Зашельмованные детишки,
Иностранные легковушки,
А досуг – самогон да картишки.

Дефицитнейшие товары
Все за доллары: мед и орехи.
У кого-то сплошные “навары”,
У кого-то сплошные прорехи.

Обложили Россию тучи,
Терпим мы бюрократов свиту.
Лишь бы не был народ дремучим,
Лишь бы стал он обутым, сытым.

Мы двужильные, все осилим:
Голодовки, долги, неустойки.
Возродись же ты, матерь Россия!
И забудь про свою перестройку!

НА РАССВЕТЕ
Ветки градом били по стеклу.
Ночь. Избушка. И стихи о лете.
Рыжий пес по названию Ветер
Все горел фейерверком в углу.

Апельсиновой долькой луна
Проскочила над нашей избушкой,
А лесная вещунья кукушка
Торопливо считала года.

А в соседнем селе петухи
Будоражили криком рассветы,
Над Нагуевым плыли куплеты
И рыбацкие чьи-то стихи.

На рассвете туманы легки,
В звездопады никак мне не спится,
Улетели к кому-то жар-птицей
Мое детство, любовь и стихи.

БЕССОННИЦА
Ах, какие вечерние звонницы,
Звук малиновый тает в ночи.
Сядь со мною, подруга-бессонница,
Вспомним прошлое и помолчим.
Прочитаем молитву Саровского,
Попостимся с тобою в тиши.
И под музыку песен Козловского
Мы поверим, что в чем-то грешны.
Вспомним дни удалые, бедовые,
Бесшабашные наши дела,
Пожалеем Россию кондовую,
Пожелаем, чтоб вновь ожила.
Чуешь, Русь мчится взмыленной тройкою.
Где-то храм, как забытый сарай.
А с трибуны зюгановцы бойкие
Обещают заманчивый рай.
Слышь, бессонница, спать очень хочется,
Только ты не уснешь никогда.
Мы ведь разные. Я – как пророчество.
А ты вечно зовешь в никуда…
Я очнулся. Один. Был ли я?
Иль пригрезилось все мне в ночи?
На столе незакрытая Библия
И огарок потухшей свечи…

ПРОКАЗЫ ВЕТРА
Ветер чешет у меня волосы,
Травы падают, травы падают.
Коростель кричит охрипшим
голосом:
– Замуж сватают.
В Комзяках пожар негреющий
Все залил, все залил.
Ветер – странник нестареющий-
Все забыл.
Пляшет, плачет, надрывается
Не на радость – на беду.
Разошелся, словно пьяница,
Засватавший вдову.

СЛОВО О ДРУГЕ
Горит на перроне
Фонарь, как звезда.
А ветер зол и упруг.
С криком ныряют
В ночь поезда
Уехал сегодня друг.
И я одиноко
С вокзала уйду,
Пытаясь тоску превозмочь.
И только позднее
Подспудно пойму,
Что счастье
Умчалось в ночь.

СКАЗКА О ЛЮБВИ
Мы слишком редко улыбаемся,
Счастливых мало видим снов.
Давай с тобою затеряемся
Средь этих улиц и домов.
Давай уйдем от истин книжных,
От суеты людской уйдем,
В лесу с тобой построим хижину
И там поселимся вдвоем.
Мы приручим большого лешего,
Ты станешь сказкою в лесу,
И и тебе однажды вечером
В ладонях звезды принесу.

ПРИЗНАНИЕ
Если был бы Окуджавой,
Я тебе сложил бы песни
Про весенние пожары
И про нас с тобою вместе.

Если был бы я Есениным,
Я тебе порой весеннею
Написал стихи и прозу бы
О любви нашей под звездами.

Написал бы строки нежные
Про пахучие подснежники,
Про глаза твои бедовые
Да про губы про медовые.

Только ты на весь мой сказ
Мне сказала на прощанье:
– Лучше ты меня хоть раз
Поцеловал бы при свиданьи.

ДОЖДЬ
Ты куда-то опять бредешь,
Наблюдая привычную жизнь,
И догонит тебя зябкий дождь,
Тихо скажешь ему: – Отвяжись.

Он от зябкой любви продрог,
Он не знает, куда идти.
Не найти голубых дорог
На попутном сухом пути.

Ты вернешься в забытый дом,
Будешь слышать калитки вскрик.
Вздрогнет музыка синим дождем,
И капелью заплачет Григ…

Солнце, словно пацан глазастый
Ты куда-то опять идешь,
Но, услышав знакомое “здравствуй”-
Вспомни этот задумчивый дождь.

ЗИМНЯЯ ФАНТАЗИЯ
А первый снег такой ромашковый,
Такой бессовестно-прилипчивый.
Я провожал тебя в Ненашево,
И солнце щурилось улыбчиво.

И первый снег такой ромашковый,
И хлопья словно очумели.
Он в белый цвет дома раскрашивал,
Нас осыпал сиренью белою.

И первый снег такой ромашковый,
Пушинки, словно тополиные.
Я целовал тебя в Ненашеве
И величал тебя Мальвиною.

А первый снег такой ромашковый,
Словно вишневая метелица,
Я ни о чем тебя не спрашивал
И ни на что я не надеялся.

А первый снег такой ромашковый,
Со вкусом – корочки арбузною.
Тебе б в дома многоэтажные,
А я к тебе своей обузою.

А первый снег такой ромашковый,
Зачем с тобою мы повздорили?
Меня звала ты раньше Сашкою,
А нынче нарекла Григорием.

А первый снег такой ромашковый,
Снежинки – стаи лебединые.
Я называл тебя Наташкою,
Но ты, увы, была… Мариною.

ВЯЗНИКИ
Расколдованные легенды
В Ярополк опять замаячили.
Здесь о жизни когда-то безбедной
Вязниковцы рядили-судачили.

Разухабистая сторонка
Умывалась слезою ткачевою.
Только Клязьма невеста-девчонка,
Вновь любуется зорькой парчовою.

Выплываете из тумана
И черешневой вишнею дразните.
Косогоры круты, как курганы,
Исполать вам, былинные Вязники.

Успокоившиеся, босые,
Подарите, дождинки, ведрышко.
На карнизе избушки-России.
Городок мой, как ласточки гнездышко.

ВЯЗНИКОВОЧКА
На улице Рябиновой
Рябина не цветет.
Сама влюбилась в милого,
А не наоборот.

По улице в Ненашево
Спешишь ко мне опять.
Меня почаще спрашивай,
Как мне счастливой стать.

Ты взглядов не сторонишься.
Тогда смелей решай
И на Святую Троицу
В дом сватов засылай.

Меня зовешь Дюймовочкой,
От счастья сам не свой.
А я ведь – вязниковочка,
Характер озорной.

ВЯЗНИКОВСКАЯ МОЗАИКА
Не представляю Вязники без вязов,
Без утренней хрустальной тишины,
Где с белой колокольни долговязой
Заречные луга обнажены.
Не представляю Вязники без вишен,
Без парков и задумчивых аллей,
Где круглый год все петринские крыши
Белы, как снег, от сотен голубей.
Не представляю Вязники без песен,
От них тепло, как от мартеновских печей,
Где шумный праздник для Фатьянова не тесен
И не сгорят его огарочки свечей…

Этот город мой — Вязники:
Вишни, вязы, осины…
Словно звонкие праздники
В самом сердце России.
И живут тут чудесно
Земляки без печали,
Соловьиные песни
Нынче вновь зазвучали.
Круг гостей здесь не узкий,
Духовой — не стихает…
Друга встретим по-русски:
Хлебом-солью, стихами.
Будут новые лица,
Много музыки светлой.
Этот август продлится
До грядущего лета.

РОССИЯНИН ИЗ ВЯЗНИКОВ
Он мастер был. Не подмастерье.
Кудесник самых чудных слов.
Стихами открывая двери
Людских сердец и городов,
Он добрым был, как россиянин,
Соловушкой в родном краю.
На самой солнечной поляне
Поныне в Вязниках поют.
Поэт он был, не сочинитель,
И прост, как русское село.
Он — слова меткого ценитель
И верноподданный его.
Он был бойцом в короткой жизни.
Талант его — от Бога дар.
Воспел ромашки он и вишни,
В солдатских песнях — генерал.

Поделиться новостью

Добавить комментарий